Previous Entry Share Next Entry
Как должны выглядеть школьные учебники по истории?
monkey
bellabs

Из обсуждаемого в связи с выступлением Путина вопроса «Как преподавать историю в школе?» можно выделить как минимум три:

1. Каким должно быть соотношение «творческой» и «механической» составляющей?

2. В какой степени должны быть унифицированы школьные учебники?

2. В какой степени государство вправе привносить идеологию в школьное образование?

 

Несколько огрубляя, можно сказать, что в статье МЮ (http://www.expert.ru/columns/2007/07/02/naulitsepravdy/) в качестве основного формулируется второй вопрос, при этом разговор ведется большей частью о первом, а наибольшее возбуждение в обществе вызывает третий, которому в статье посвящен один параграф.

 

Выскажу свои представления по этим трем пунктам.

 

1. Реальное обучение истории распадается на две достаточно самостоятельные части: «интерес» к истории и «знание» истории. Их сплав дает «понимание» – и в рамках школы оно физически недостижимо – просто разделите количество учебных часов на количество материала. Из этого противоречия есть два «предельных» выхода. Традиционный предполагает акцент на заучивании «фактов». С этим более-менее понятно. Новаторский – на изучении «принципов». 

(Принципы бывают, грубо говоря, двух типов – принципы исторического исследования как такового и то, что называют исследованием «ментальности эпохи» и т.п. Второе никак не может обойтись без большого количества «фактов», да и вообще кажется мне почти недоступным для изучения в школе, поскольку требует именно «понимания». А вот принципы исторического исследования почувствовать на собственном опыте было бы очень полезно.)

 

Интерес пробуждается только в результате поиска. Если с вашей помощью ребенок сможет понять что за кусок свинца лежит у него в руке (http://www.bellabs.ru/1854-55), или сможет сопоставить документы вашего семейного архива с найденными в Интернете фотографиями (http://www.bellabs.ru/51/Analysis/Niobe_left-right.html) – интерес ему обеспечен. Важно почувствовать – историческое исследование сродни распутыванию детективного сюжета (http://www.bellabs.ru/Books/History/History-5-307.html) и не менее увлекательно.

 

Но при этом его исторические знания могут быть очень слабыми. Знания никогда не даются иначе, как кропотливым запоминанием. Времени на «исследовательский» подход ко всем вопросам просто нет, но в тех немногих исследованиях, которые вы все-таки проведете, хорошо бы не тратить время на банальности типа «в каком году началась Крымская война».

 

2. Вопрос унификации не тождественен вопросу о «фактах». Можно продолжать поддерживать в целом полезную традицию «заучивать факты», но факты будут расходиться в разных учебниках. Хорошо это или плохо?

 

На мой взгляд, чем большая идеологическая составляющая присутствует в «факте», тем меньше шансов, что ученик сможет этот «факт» понять – именно потому, что, например, для оценки личности Сталина требуется понимание, а для знания даты начала войны – всего лишь знание.

 

Если ученик – мой сын, я бы предпочел, чтобы он получше знал самые «бесспорные» факты типа дат, имен и должностей, а более идеологические построения осваивал в «исследовательском» режиме, вкус к которому он почувствовал – пусть даже эта процедура растянется у него на всю жизнь. 
 

Если же речь идет о массовом образовании, избежать идеологических оценок, которые заучивают как даты, невозможно. Нужно ли, чтобы эти идеологические оценки были унифицированы? 

Чего мне точно не нужно, так это откровенно ангажированной пропаганды – ни коммунистической, ни либеральной. Если же спорные вопросы будут мягко обозначены как спорные – я останусь доволен. В отличие от многих, я не верю, что обозначение таких расхождений в оценках сильно стимулирует мозги учащихся, но хороший ученик по крайней мере запомнит не только то, что произошло некоторое событие, но и то, что оценка его неоднозначна. Степень же «полезности разнобоя» в учебниках, на мой взгляд прямо пропорциональна степени устойчивости государства. Поясню:

 

3. В какой степени государство вправе привносить идеологию в школьное образование? Смешной вопрос. Если есть государство, есть идеология государственности. Если есть идеология, существует аппарат для ее пропаганды. И одним из важнейших механизмов такого типа во всех странах является школа. И школьные учебники, дискредитирующие государство в глазах его граждан, не могут рассматриваться иначе, как недосмотр, возникший в результате бардака.

 

Всякие спорные вопросы истории отнюдь не академичны. От их «решения» зачастую зависит судьба страны. Так, например, для России как государства совсем не безразлично, как будет трактоваться история Второй мировой. И если на активное внешнее давление государство не ответит своим взглядом на события, оно по недосмотру или по глупости просто «сдаст» своих собственных граждан.

 

Поэтому ратовать за школьные учебники, свободные от «охранительного» давления государства просто глупо. Стремление элиминировать государственную идеологию есть объективно разрушительная деятельность – просто потому, что контр-государственная пропаганда никуда не денется. Другое дело, что чем прочнее и искуснее государство, чем лучше оно умеет промывать мозги гражданам, тем меньше потребность в неприкрытой идеологической агитации, тем больше можно позволить конкуренцию мнений – которая, конечно, крайне важна и полезна для развития общественного организма. Но мы-то тут при чем? Россия никогда не проигрывала столько, сколько проиграла наивно раскрывшись идеологии «всеобщей любви и общечеловеческих ценностей», умело используемой в своекорыстных целях ее конкурентами. И дело даже не столько в злобности внешних сил – они лишь брали что дают, а в собственной неумелости.

 

Главный вопрос как для идеологии государства в целом, так и для ее учебников в частности: как безопасно перейти от «закрытости», позволившей сдержать внешний разрушительный натиск, к более свободным дискуссиям. Парадокс в том, что только дискуссионность позволит развиваться, но только развившись, можно позволить себе дискуссионность без катастрофических последствий. Простого ответа нет, ответом может быть только аккуратный кропотливый труд в этом направлении.


?

Log in

No account? Create an account